Давеча Афиша Ресторанный критик Вася жжёт Конкурсы Уралхим Класс Точка зрения OK, Киров!
19:35, 08 декабря 2015 Игорь Соловей

О патриотизме

О патриотизме

Последние события в мире и реакция на них моих соотечественников заставила меня порассуждать о том, что такое патриотизм.

Если честно, я к этому понятию отношусь двояко. Например, когда на телевизионных ток-шоу о патриотизме рассуждают наши политики — самых разных мастей — мне сразу же вспоминается, высказывание, которое приписывается Салтыкову-Щедрину: «Что-то заговорили о патриотизме, наверное, опять проворовались».

Когда людям указывают, как любить Родину депутаты Госдумы, чья месячная зарплата составляет около 400 тысяч рублей, у меня возникает достаточно много вопросов. Хотя бы просто потому, что эти же самые люди совсем недавно подняли минимальный размер оплаты труда в стране до 6204 рублей.  

Впрочем, меня несколько смущают и другие заявления наших ответственных лиц. Например, когда власти говорят о том, что резкого снижения доходов россиян в этом году не произошло, можно вновь обратиться к официальной статистике, которая утверждает, что реальная зарплата россиян упала сразу на 10,9%. И это при том, что средняя зарплата в октябре составила 33,2 тыс. рублей.  Получается, что средняя зарплата у россиян более чем в 10 раз меньше, чем у людей, которые их представляют в парламенте страны и, по идее, должны защищать их интересы.



Однако, судя по риторике политиков, главный интерес для россиян заключается в кратком и емком слове «патриотизм». Уж чего-чего, а его недостатка на телеканалах явно не отмечается. Если бы Росстат вел подсчеты такого явления, как «патриотизм», то он бы наверняка выявил серьезный рост этого показателя.

По «патриотизму» мы бы сейчас были впереди планеты всей. Какое-то  там падение экономики, какой там обвал ВВП? В производстве «патриотизма» мы безусловно достигли невероятных высот. Как там пел Высоцкий, «Я верю будет чугуна и стали. На душу населения вполне».

Помнится, такое уже как-то было. Когда в школе на уроках истории в начале 2000-х мы пытались рассуждать о том, что такое патриотизм, то наша учительница возвращала нас всех, как казалось нам тогда, в совершенно далекое прошлое нашей страны. Она рассказывала нам о таких понятиях как «железный занавес» и «двоемыслие», о таких лозунгах как «Догоним и перегоним Америку!», «Пятилетку — в четыре года!», которые еще каких-то несколько десятилетий назад было вполне естественны для страны, которая называлась СССР.



Помню, что продолжая рассуждать о патриотизме, учительница задала нам на дом, как казалось, очень простое задание. Первое, она попросила узнать у своих бабушек и дедушек (а если у кого были — у прабабушек и прадедушек), выезжали ли они когда-либо из Советского Союза. И, если они выезжали, необходимо было спросить, куда и когда они ездили.

Во-вторых, она попросила узнать у них же, каким достижением своей страны они по-настоящему гордятся.

И, наконец, третье — надо было узнать, хватает ли им сейчас на жизнь своей пенсии.



Результаты, на мой взгляд, были очень показательными. Оказалось, что почти что никто из наших дедушек и бабушек за границу не выезжал. А, если такие и находились, то их выезд ограничивался посещением Польши и Болгарии. Что касается гордости, то в первую очередь, наши родственники к достижениям страны относили победу в Великой Отечественной войне. Помню, находились и те, кто вспоминал про полет Гагарина в космос и проведение Олимпиады в Москве. Собственно, этим ответы и ограничивались. На последний третий вопрос ответы поделились почти пополам. Однако большинство поведали своим любимым внукам, что пенсии им на жизнь вполне хватает.

Потом была долгая и интересная дискуссия о том, как оценивать такие итоги. Как это и принято в спорах, к какому-то конкретному выводу мы так и не пришли. Впрочем, как я потом понял, наша учительница этого и не хотела.

Главным было то, что мы задумались об этом понятии. Увидели его грани. Поразмышляли не только о положительных моментах этого понятия, но и уделили внимание его отрицательным явлениям. И все же самое главное было то, что мы задумались над ним.  

Сейчас, скорее всего, такая дискуссия уже бы не получилась. Просто время дискуссий по-видимому пока прошло. Но на это я могу лишь сказать одно. Как было начертано на кольце Соломона: «Все проходит. И это пройдет».

Источник фото: stihi.ru, great-country.ru, comstol.info, back-in-ussr.com