Давеча Афиша Ресторанный критик Вася жжёт Конкурсы Уралхим Класс Журсовет Точка зрения OK, Киров!
23:31, 26 октября 2016 Игорь Соловей

О серьёзном

О серьёзном

В жизни бывают такие моменты, когда понимаешь, что настает определяющий момент. Что вот сейчас, прямо в этот момент, определяется будущее. И в такие моменты самое худшее, что, на мой взгляд, можно сделать — это ничего не делать. 

Как по мне, так такой момент в нашем с вами Отечестве наступил. Произошло это, конечно, не в одночасье. Мы шли к этому несколько лет, но у нас были шансы свернуть с этого опасного пути, но похоже, что системообразующая часть Нас сделала свой выбор. Мы пришли. И это уже не развилка. Это начало нового пути. 

Помните, как в Библии. В начале было слово и слово было Бог. То есть для создания нового пути нужен символ, который бы определял по какой дорожке всё будет двигаться далее. Бог, как известно, — создатель. Его антипод всем известен. И его главная задача — искушать и разрушать. 

Новый путь нашей страны, на мой взгляд, наступил 14 октября 2016 года. Именно в этот день в Орле состоялась торжественная церемония открытия первого в России памятника Ивану IV, больше известного как Иван Грозный. 

Сразу хочу оговориться, что я учился в школе №46 — в историко-правовом лицее. Как не трудно догадаться, история России преподавалась у нас достаточно подробно. Причем в 10 — 11 классах этой дисциплине уделялось особое внимание. И потому наследие и дела Ивана IV мы изучали достаточно пристально. Так вот. В то время, когда мы в школе изучали этого царя, его личность однозначно оценивалась отрицательно. При том, что некоторые его дела, как то значительный прирост территории, создание одного из первых в России сводов государственных законов — во много оценивались отечественными историками положительно. 

Однако деспотичный нрав Ивана Грозного осуждался и признался, как казалось мне, всеми исследователями. Никто не отрицал кровавую опричнину, тяжкие для всего народа социально-экономические последствия Ливонской войны, необычайной жестокости разгром Новгорода. Собственно за эти деяния Ивана IV и прозвали Грозным. Правда сделали это заграничные товарищи. 

Это я к тому, что после смерти этого самодержца ни у кого из его современников не было даже мысли поставить ему памятник. Не приходило таких идей и его потомкам. В России 16, 17, 18, 19 и 20 века памятник Грозному так и не установили. Почему-то ни один царь, император, генсек или президент, правивший в эти пять столетий, не решился увековечить в камне эту далеко не однозначную, а по мне так однозначно одиозную личность.  

Но по странному стечению обстоятельств (именно так, а не иначе) памятник Грозному появился в Новой России 21 века. Именно по этой причине я и утверждаю, что этим самым мы, наш народ, совершил свой исторический выбор. 

Правда «вставание» на такой путь, как я уже говорил, невозможно в одночасье. На мой взгляд, почва для этого была достаточно хорошо подготовлена и удобрена. Взять хотя бы расплодившиеся как грибы после дождя в последние годы бюсты другому неоднозначному российскому (советскому) самодержцу Иосифу Сталину. 

И действительно, если Мы не помним наше ближайшее прошлое, должно ли требовать от нас почитать память наших предков, живших несколько столетий назад? Вопрос риторический. 

О том, Куда мы движемся говорят и многие другие факты, на которые был так богат этот октябрь. Взять хотя бы недавнюю статью, опубликованную в «Коммерсанте». Ничего кроме омерзения действия этого руководителя Института, который ездил с блокнотиком по российском вузам с лекциями, вопрошая студентов поговорить с ним по душам о нынешнем состоянии государства, рассказать об их взглядах на ту или иную проблему, после чего составлял на этих молодх людей справки для служебного пользования для разных там специализированных властных структур, у меня не вызывает. Это просто мерзость. Правда еще более мерзко, когда к этому товарищу выстраивается очередь из проректоров, которые просят провести такие же «лекции» в их научных вотчинах. Так и хочется прокричать, ребята, очнитесь! Что вы вообще делаете?!

Наверное примерно те же чувства ощущал не так давно и Константин Райкин, выступивший с резкой критикой в отношении позиции министерства культуры. Если говорить коротко, сын глубокоуважаемого мною сатирика, достаточно аргументировано и вместе с тем очень эмоционально выступил против цензуры в театре. Он заявил, что цензура в театра, цензура в искусстве — недопустима, отметив, что наблюдает за тем, как такие явления как цензура вновь начинают использовать в своих целях чиновники из минкульта. Впрочем, больше, чем это выступление меня «порадовал» прозвучавший через некоторое время ответ на эти претензии представителей власти. В двух словах смысл ими сказанного заключался в том, что Райкин, мол, перепутал цензуру и госзаказ. Но в этом ответе и заключается один из символов того, на какой мы с вами встали Путь. 

Чиновники по-видимому забывают, что даже при госзаказе они лишь являются винтиком в огромной государственной машине, который необходим для передачи денег от одного субъекта страны к другому. Не более того. Так, чиновник в рамках госзаказа действительно может попросить режиссера поставить, например, «Ромео и Джульетту», но он не в праве решать, как будет происходить эта постановка, какие актеры будут в ней задействованы, и не должен вмешиваться в видение этой постановки режиссером. Иначе убивается смысл искусства. Оно становится идеологизированным, однообразным, и в конечном итоге серым, скучным и почти никому не нужным. Это «почти» я оставляю для историков, которые позже будут изучать эти постановки и находить в них то что-то светлое, доброе и вечное, которое несомненно рождается в любой, даже самой серой эпохе. Ибо всё проходит, и это пройдет. Главное - не бояться открыть глаза, сердце и разум откроются сами.  

Фото: vilingstore.net