Давеча Афиша Ресторанный критик Вася жжёт Конкурсы Уралхим Класс Точка зрения OK, Киров!
18:05, 24 июля 2018 Игорь Соловей

О закономерных вопросах электората

О закономерных вопросах электората
devyatka.ru

Многие сейчас пишут и говорят о том, что власть и народ сейчас разучились понимать друг друга. Такое мнение довелось мне услышать, в частности, накануне в эфире Общественного телевидения России. Обсуждали пресловутую пенсионную реформу. А, именно, реакцию на нее населения. Согласно результатам различных социологических опросов, против нее выступают от 80 до 90% сограждан.

В результате такого диссонанса получается разговор немого с глухим. Чиновники со всех возможных площадок пытаются донести до своего любимого народа необходимость проведения пенсионной реформы, а электорат, который до этого все чаяния и просьбы власти понимал, что называется без слов, вдруг остается совершенно глух к ее мольбам и доводам.

Почему, скажете вы? Дело в том, что у народа случился эмоциональный диссонанс. В течение последних пяти лет с экранов телевизора только и доносятся речи различных экспертов и профессиональных политиков о том, как Россия встала с колен.

«Мы провели Зимнюю Олимпиаду, Чемпионат мира по футболу, к нам присоединился Крым, преодолели устроенный нашими заклятыми западными партнерами финансовый кризис, а навязанные ими, дескать, санкции пошли нашей стране только на пользу! У нас самое лучшее в мире оружие, мы победили всех террористов в Сирии, а Америка и Евросоюз уже на пороге развала — там беженцы, гомосексуалисты, страшенная безработица, протесты и полная моральная деградация общества», - так практически ежедневно утверждают нам с телеэкранов.

Послушав такие речи, народ совершенно не понимает, почему, если мы такие великие вдруг откуда-то (наверняка извне!) возникла необходимость повышения пенсии. Откуда, у этого «либерального» правительства такие мысли то вообще взялись?!

А теперь без иронии. Действительно, почему у власти не получается убедить народ в необходимости проведения пенсионной реформы? Почему власть даже боится употреблять само слово «реформа»? Как наша страна вообще дошла до того, что боится называть вещи своими именами? Ответ на эти вопросы, наверное, был приведен выше. Хотя он, конечно, не полный.

Впрочем, из всей этой достаточно странной истории, куда мы все с Вами попали, теперь срочно надо искать выход. В телеграм-каналах многие политэксперты сейчас пишут о том, что по данному вопросу власть даже думает устроить национальный референдум. Однако, думается мне, до этого не дойдет. Вместе с тем, если он все-таки состоится, в его результатах сомневаться не приходится. Уверен, народ сам неожиданно для себя «проголосует» за повышение пенсионного возраста.

Но, что, если действовать по-другому. Существует ли вариант, при котором россиян действительно можно было бы убедить в важности повышения пенсионного возраста. Я бы даже сказал — в неизбежности этого шага.

Я думаю такой вариант есть. Для этого всего-то надо быть честными с людьми. Первое, что надо сделать, это сказать своим согражданам, что Россия — государство бедное. А лучше даже уточнить, что не просто бедное, а нищее. Бедное в том смысле, что ¾ его населения, если судить по стандартам так называемых «Стран Запада», живет сейчас очень и очень скромно. Нужны аргументы — вот они, пожалуйста.

Второе. После этого публичного признания нужно ответить на следующий вопрос. Почему вообще возникла необходимость повышать пенсионный возраст? Ответ на него уже был дан. Причем одним нашим достаточно известным чиновником.

- Денег нет!». Но это высказывание надо было закончить по-другому. Глобальных улучшений ситуации в ближайшем будущем не предвидится.

Ухудшения, да, возможны. И связаны они могут быть не только с экономическими, но и, увы, с демографическими проблемами нашей страны. Дело в том, что, согласно пессимистическому прогнозу Росстата, к 2036 году в России будут проживать 136,7 миллионов человек. Это более чем на 10 миллионов меньше, чем сейчас. При этом, по «среднему» прогнозу, население страны достигнет к середине 30-х годов 145,9 млн. человек, то есть снизится на миллион. В оптимистические предсказания наших статистиков я не верю, исходя из своего жизненного опыта, а потому даже приводить их не считаю нужным.

Короче говоря, тенденция ясна. Численность населения нашей страны, несмотря на ее великодуховные скрепы, скорее всего, в ближайшее десятилетие сократится. При этом количество людей в предпенсионном и пенсионном возрасте с каждым годом будет становится больше, а трудоспособных граждан — соответственно меньше.

А теперь надо провести обычное сравнение. Что вы делаете в семье, когда понимаете, что денег на что-то в ближайшее время будет не хватать? Правильно, вы начинаете экономить. Либо, если остаются силы, пытаетесь где-то подзаработать. Государство работает точно также.

Пенсионная реформа проводится не по желанию какого-то дяди, и не из-за того, что где-то в Японии или на условном Западе пенсионный возраст уже давно выше, чем у нас в стране. Справедливо здесь будет задать другой вопрос — почему в этих странах и средние зарплаты выше? И сами пенсии выше? Да и сами условия труда (я уже не говорю о социальной защищенности), если честно, у них совершенно другие. Но, разве эти вполне справедливые вопросы, могут предотвратить то, что в нашей то с вами стране назрело уже давно?

Увы, так случилось, что наша страна бедна. В этом виноваты, наверное, только мы сами. Чтобы исправить эту ситуацию — нужны еще более глобальные реформы нашего с вами государства. И пенсионная, далеко не самая важная из них. Но вы, уважаемые граждане, и вы, сугубо любимые чиновники, абсолютно солидарны только в том, что боитесь даже само слово «реформа». Ибо это синонимично слову «перемены».